Служба мучеником карфагенским: Флавиану диакону

и иже с ним: Монтану, Лукиану,Виктору, Иулиану пресвитером и иже с ними пострадавшим

Память ()

 

ЖИТИЕ

На Великой Вечерне

На Господи воззвах: стихир 8, глас 2, подобен «Егда от древа»:

 

Из глубины воззвах к Тебе, Господи:

Карфагену похвало, вселенныя украшение -

Киприане священнострадальне -

Кровию, блаженне, слово истины подписуеши

Многорасленное о семя Церкве Матери

Прозябения являя о Христе ученицы

Ихже следовати о Бозе и Отце вдохновляеши

Се свидетельство вам общее, Флавианом изреченное:

Яко умножающимся искушениим, силу премногую яви Христос,

Иже оныя внутрь нас одолевал есть.

Да будут уши Твои:

На нечестие коварство злочестивый прилагает Солон

Очеса злеомраченныя о смятении людей заключает,

Ушеса отверзает лжесвидетельствам лютым,

Изыскует вину непорочныя Церкве Божия,

Опустошити тщася до небес досязающий храм,

Дерзновенныя служитилие того затворяет дерзостию,

Да усты Флавиановыми вкупе славнии свидетельствуют:

Яко умножающимся искушениим, силу премногую яви Христос,

Иже оныя внутрь нас одолевал есть.

Аще беззакония:

О всеслепотне мире, о Христове мире неведущий,

Чим, пребуие, тщишися устрашити слуги Божия,

Что небесну тех упованию предлагаеши противодостойное

О чесом величаешися, смерти узниче,

Се воззри на свидетели жизни вечныя,

К Победителю ада непрестанно взирающия,

Возгласившия пред тобою Флавианом святым,

Яко умножающимся искушениим, силу премногую яви Христос,

Иже оныя внутрь нас одолевал есть.

Имене ради Твоего:

О наследницы Киприану, Флавиану собратие,

Се о дусе единое лицезрение вам,

Яко членом оковы – духодвижно терпение,

Яко мира лукава свобождают заклепы темничныя,

Се ковчег стены оныя братству вашему христолюбному,

Да молитва претихая вам богослышимая

Воздержанием возлетит из глубин к небу горлицею

О избытке вам искушений, силу многую являющу Христу,

Иже оныя внутрь вас одолевал есть.

От стражи утренния до нощи:

Незабвенны от горних дольния воздыхания:

Откровение ангельско дерзновенну пресвитеру

Отверзает сокровище тайны неизъяснимыя

Яко рай обретеши идеже вера крепчайшая

Не является оный, да и та не умалится,

Небошественна подвигом ти Иаковля лествица.

Се единое братии Флавиана видение,

Яко умножающимся искушениим, силу премногую яви Христос,

Иже сия внутрь нас одолевал есть.

Яко у Господа милость:

Се приближися час вам страдания смертнаго

Исповедницы славнии - произволением мученицы

Се от зде же истязанных братий сладкоречно видение

Досязает и вас, яко повеление от небес

До конца храбрым быти избранником Господа:

Се вам горний исход усечение мечное,

Отлагаему времени Флавианова конечна подвига,

Да и мукою того и смертию возславится Христос,

Иже прежде в нем глаголал есть.

Хвалите Господа вси языцы:

Флавиане честнейше, Флавиане возлюбленне

Утоляется вмале от ходатайства людскаго

И всеярость мучителева безчеловечная

Се же двери премедлят о входе в темницу ти

Не навыкше сретати небожители доле

Но обаче невозможно земли удержати тя есть,

Духом пламенным возглашающа,

Яко умножающимся искушениим, силу премногую являет Христос,

Иже вся сия в нас одолевает есть.

Яко утвердися милость Его на нас:

Ожиданием исхода тридневнаго, о Флавиане,

Яко светлаго воскресения,

Дух молитвою утверждаеши,

Умоляему о ти Спасу всею братиею небесною,

Прежде сподобившеюся спострадати Тому

Досязаеши сего и ты мучением славным

Духом в горняя воспаряя конечне

Идеже во веки славится Христос,

Во святых живый и побеждаяй смерть.

Слава, глас и подобен тойже:

Киприану всеславну о сопутницы вернии,

Незабвенны имена ваша нам, о многострадальнии:

Лукиане, Монтане, Викторе, Иулиане,

Паки Рене со Примолом, Донатианом,

Паче словом о первенствуяй Флавиане

О единем лице мукописче и мучениче

Осмерицы святыя громогласне свидетелю:

Яко умножающимся искушениям, силу многую яви Христос,

Иже оныя внутрь вас одолел есть.

И ныне: Богородичен, глас тойже: Прейде сень законная

Прокимен дне и паремии мученичестии (по Минее общей)

Стихиры на литии,глас 8:

Не изнемогая, не разжизаяся,/
Апостольски, блаженнии, одолевали есте/
От плоти и мира и диавола/
Истязания души, духа томление -/
Да ясноявите образ евангельский//
Крепчайша терпения до конца./

Немощи, сильнии, немощных нося -/
Апостольски подвизалися есте-/
Ближним угождая во благое к созданию,/

Терпением и утешением писаний упование стяжавше,/
Духом крепли есте дерзновением Киприана учителя,//
В подражание си вдохновляющу вас./

В заточении тяжцем, в крайних лишениих,/
Исповеданием не погрешивше,/

Апостольски, о мученицы, дерзали есте,/
Задняя забывая, в предняя простираяся,/
Никакоже земными отягощаяся,//
Токмо духа блаженство сокровищствуя./

Слава, глас тойже:

Како среде жажды и глада крайняго/

Разделяеши собратиям, святе, последняя,/

Се воистину тайна любве непостижимыя/

Се апостольски со оными, Флавиане, дерзнул еси/
На боголюбезен мученичества подвиг,//
Печатлеющ житие и нашу вам похвалу. /

И ныне, глас тойже:

Явлением пречудных образов Твоих/
Апостольски, Дево-Мати, обтекла еси/
Грады и страны христианския,/
Ныне же молитвами Флавиана мученика/
Землю Сербскую благословляеши //
О Млекопитательнице Пречистая./

Стихиры на стиховне, глас 2, подобен «Доме Евфрафов»:

Карфагене, доблести о чтителю,

Древнее оставль нечестие, -

Святолепно тя просвещшия,

Духом дерзновенныя почти

Киприану славну вследницы и мученицы

Воззваша праведнии:

Церковь первоапостольная,

Мати будущия святости,

Светлосретенным тобою в горних

Сторжествуй возшедшим к Богу и Отцу,

Карфагенским доблим мучеником

Многи скорби праведным:

Соборе всех от века праведных

Ангельским с небес согласием

Богохвальне песнослови честию

Любомудраго певца святых

Флавиана-диакона и мученика

Слава, глас и подобен тойже:

Новый доме Евфрафов

Крестославна духом Сербия

Гражданом небес обитель зримая

Приклони на милость Господа

Умолением Флавиана-мученика

И ныне, глас и подобен тойже:

Спасе Подвигоположниче,

О пакипришествии Ти славнем

Богородицы мольбами теплыми

Дерзновения не лиши верныя,

Воздыхающу о тех Флавиану-мученику

Тропарь, глас 1:

Сладкогласная свирель исповедания твоего/

Созывает словесныя овцы/

Еже сострадальцы твоя, Флавиане, чествовати/

Еже любовию уязвлятися духом тех,/

Еже тя, соводворившуся нам снисхождением,/

Яко Киприану вследника и мученика за Христа,/

Благодарне славити во уповании//

О твоем заступлении, о дерзновенне./

На утрени:

по 1-м стихословии:

Веси немощь нашу, малодушием разслабленных, веси и озлобление, на борющия ны укрепи, Флавиане терпеливодушне.

Слава и ныне:

Веси, Владычице , беды и нужды людей Твоих, Матерним убо заступлением утеши рабы Твоя.

по 2-м стихословии:

Клеветы человеческия и напрасныя смерти избави ны, Флавиане блаженне, яко несть студа уповающим на молитвы святых, искушенных по всяческим.

Слава и ныне:

В ризах позлащенных одеяна и преукрашенна, предста одесную Тебе, млеком Тя воспитавшая, о Царю, умоляющи о благословенней Сербии с Флавианом-мучеником.

По полиелее седален, глас 2, подобен «Егда от древа»:

Сияя достоинством души, / восходя к Свету Господу, / уяснил еси евангельский путь, / утеснение всякое претерпев, / горних достигл еси высот, / о Флавиане, ясне светочу, / яко свет вторый Свету первому предстоя, / разжени души моея хладную тьму // лучею теплою молитв твоих.

Слава и ныне, глас и подобен тойже:

Сиянием пренебесной чистоты, / о Дево Пренепорочная, / небеса воистину облистала еси, / славо богозданныя земли, о Мариам, // Богородице и Мати Света.

Прокимен на утрени, глас 4:

Святым, иже суть на земли Его, / удиви Господь вся хотения Своя в них.

Стих: Предзрех Господа предо мною выну, / яко одесную мене есть, да не подвижуся.

Евангелие от Матфеа, зачало 36.

Стихира по Евангелии, глас 6:

Слову Господа Подвигоположника, / еже никакоже страшитися / души коснутися не могущих, / внимали есте, о мученицы, сердцем трепетным, / темже скорби многия терпети укрепилися есте, / паки и дерзновение о Христе стяжавше, / исповедавше Того среде мрака безбожнаго// приобщилися еси победе Победившаго мир.

Канон, глас 6, егоже краегранесие: Сомученики пою Флавиана и того дерзновение

Песнь 1

Ирмос: Яко по суху…

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Слове Божий, Иисусе Всемилостиве, слово худости моей даждь, да Киприановы о дусе возславлю дети и по Тебе страдальцы.

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

О милосердия велия первохристианскаго, о верности славных учеников достославну Киприану-учителю!

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Мученицы произволением, заключение подъемля темничное, яко Света сыны просвещают всех.

Слава:

Узы мучителевы братскою любовию ослабляются, свободу о Дусе проповедуя Божиих чад.

И ныне:

Чистая и Пречистая Мати Богородице, мученики укрепившая, не остави мучениколюбцы.

Песнь 3

Ирмос: Несть свят…

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Еже жити Христос вам есть, сего ради молитве прилежите, пребодреннии, до конца изгоняюще страх.

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Не колеблют вы мучителей шатания, всуе грозящии мраком подклетным Света носящим в сердцах.

Слава:

И веры крепчайшия, и радости о Дусе исполнени, благодушием вся приемлете злострадания, нам немощным неописуемии.

И ныне:

Кротостию украшена преестественною, землю наследуеши, Пречистая Мариам, яко Небесе Царица, яко Мати нам премилосердая.

Седален:

Истинная познается Церковь числом мученик – о сем истом свидетествуют Киприановы ученицы, яко чада предобрая мучениколюбной сей Матере, яко о Дусе сыны Бога и Отца.

Слава и ныне:

Истинная Мати нам познаешися Дево, яко присная грешных Споручница , яко неизбывное Упование немощным.

Песнь 4

Ирмос: Христос моя сила

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Искушениим умножающимся, премогает оныя Христос Господь, вся претепевый в вас, яко с вами живый.

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Посещением братии утешени, не неведите, доблии, о мучениих, предлежащих вам, темже паки и паки молитвою храбоборствуете.

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

О Господе сладце утешаетеся, крепкодушнии, являющу Тому истое защищение, паки и вдохновение вам.

Слава:

Юже возлюбисте Мати-Церковь, Сея держитеся; таже Бога и Отца яко Вседержителя и всевиновна всяческим исповедуете, Егоже ради любве, преблаженнии, страждете.

И ныне:

Факелы Рену тайнозрителю являют светлыя Христовы друзи, Материю Света и Богородицею тайно просвещаемыя.

Песнь 5

Ирмос: Божиим светом Твоим, Блаже…

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Лучами Света Истинна тайноозаряются души страдалец, ко исходу конечному тщащиися, ко Христу – Солнцу Правды.

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Адамантову твердость, неколеблемость скальну со смирением и препростым достоинством являют святии, о уповании истязуемии, о Христе преможливии, непобедимии.

Слава:

Воды и пищи лишаемии, образом укрепляются Флавиановым братия, последняя разделяюща, алчбу утоляюща братолюбия.

И ныне:

И ныне Тя вемы пресильну Заступницу, Мати, и присно во уповании и Тебе дерзаем, Пречистая, да и во веки Тобою, Предобрая, хвалимся.

Песнь 6

Ирмос: Житейское море…

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Агиограф, питатель, вкупе и сострадалец первейший является соузникам Флавиан, живописуя словом и личноопытне, якоже великий Киприан рече, икону Духа.

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Небесным венцам тайне святым уготовляющимся, умножают, предоблии, воздержание, яве ангелом вдохновляющим сих.

Слава:

Апостольски малодушныя утешати поучаетеся братолюбне, укрепляяся о Христе и тех воздвизая в дусе, егда Святейших Таин вкупе сподобляетеся, многострадальнии.

И ныне:

Иже мучеников Первовождь и предстоятелем Слава, Сын Твой, Дево, и Божий,

Тя являет Первостоятельницу во страдании Своем и славе.

Кондак, глас 6: Се свидетельство Флавианово: силою веры и братолюбия, милостию Божиею, побеждают мученицы врага, с Киприаном-учителем провозглашающе: ему Церковь несть Мать, сему и Бог несть Отец.

Икос: Флавиан прослави ваша подвиги, доблии мученицы Карфагенстии, паче же с вами сопрославися, егоже ныне мощем кланяющеся, со учителем того великим взываем: емуже Церковь несть Мать, сему и Бог несть Отец.

Песнь 7

Ирмос: Росодательну убо пещь…

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Темныя словопрений пятна от светлых вам мученических риз убеляет Господь, на смирение ваше взирая и возставленно братолюбие.

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

О пресвитеры победительныя: Лукиане молчаливе, дерзновеннии Монтане, Викторе, паки Иулиане великодушне! Небошествен вам ко страданию всеконечну путь: доле чтущия вас не забудите!

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Господь премудре разделяет дары: первее Примола призывает с Донатианом, таже честию возвышает со братиею Виктора, Флавиана же отлагает мучение паки, да множайший на люди пролиется того свидетельством свет.

Слава:

Отделяется до времене Флавиан сонма мученик, паче единяяся со оными духом, тщится ко Христу доспети, благословен, вопия Тому, Боже отец наших.

И ныне:

Дева Бога раждает плотию, и Мати чистотою небеса превзыде: о чудес Твоих, Мариам, о святыни, о милости!

Песнь 8

Ирмос: Из пламене преподобным росу источил еси

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Единаго сына яко седмь приносит Богу Флавианова матерь, верою преукрашена отеческою, сия Соломония новая, сия истая дщерь Авраамля.

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Радуйся, вопиет Флавиан, мати моя предражайшая, веси бо, яко сего единаго о тебе вожделех: да о Господе постражду, да с тобою спрославлюся.

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Зриши, Флавиане, духом: яко дождь орошает ти смертный путь, се - и страсти твоя уподобятся Спасовым: ибо паки растворитися имать водою кровь.

Благословим:

Ныне, Владыко, раба Твоего отпущаеши с миром, вопиет молчанием Флавиан, усекаем желанием, Ангелы же на небеси сретаем.

И ныне:

О мученицех умолила еси крепости, Дево Чистая, се – и нашу помяни немощь, ко спасению настави, Мати.

Песнь 9

Ирмос: Не рыдай Мене, Мати…

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Верою и любовию величающих вас не забудите, но помяните, о мученицы.

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Егоже возлюбисте, Егоже ради и пострадали есте, умолите и о нас, мученицы.

Святии мученицы Карфагенстии, молите Бога о нас:

Неразлучны со братиею присно пребысте - се и нас - братий меньших - не оставите, мученицы.

Слава:

Иже словом изряден и духом велик, Флавиане священнейший, сего слова убога писца со молитвенники помяни снисхождением.

И ныне:

Егда славнии первомученицы воздохнут о нас Богородице, уповаем Тою спасение улучити и возопити Благословенней: Яже о всех Благая Мати, - слава Тебе!

Светилен:

Свет Христов просвещает вами всех, о мученицы: и сограждан ваших, и сошедшихся в вашей памяти единением духа.

Слава и ныне:

Се – раба Господня, рекла еси ко Архангелу, Чистая: и мене сим смирением просвети, снисхождением Духа.

Стихиры на хвалитех, гл.5: подобен «Радуйся»:

Хвалите Его на силах Его:

Радуйтеся , о доблии страдальцы,

Церкве Христовы неколеблемо утверждение

Подвига первомученик продолжателие,

От мужей апостольских наследовавшии

Климента превосходство проповеди,

Жертвенно исповедание Игнатия,

Поликарпа в мужестве первостояние,

С Киприаном-учителем провозглашающе:

Емуже Церковь несть Мать -

Сему и Бог несть Отец.

Хвалите Его во гласе трубне:

Радуйтеся , о доблии страдальцы,

Церкве Христовы неколеблемо утверждение

Подвига первомученик продолжателие,

От мужей апостольских наследовавшии

Климента превосходство проповеди,

Жертвенно исповедание Игнатия,

Поликарпа в мужестве первостояние,

С Киприаном-учителем провозглашающе:

Емуже Церковь несть Мать -

Сему и Бог несть Отец.

Хвалите Его во струнах и органе:

Радуйся, Флавиане премирне, /

добродетелей зерцало: /

смирения светлосте, /

мужества ясный образе, /

страдальче терпеливодушне, /

истины ревнителю, /

самоотвержения правило, /

верныя примером вдохновляяй, /

веселяяй спасения надеждею //

Исходатайствуй у Господа нам велию милость.

Хвалите Его в кимвалех доброгласных, хвалите Его в кимвалех восклицания:

Радуйся, Флавиане прехвальне, /

Добре ведый, паче же проповедавый, /

Яко больши несть сея любве, /

Да кто душу чисте положит за други, /

И сия крепчае уяснивый опытне, /

Егда подвигом страдания доблественнаго /

Исполнил еси меру возраста //

Христа распятаго и воскресшаго.

Слава, глас 6:

Апостольски обтекаеши мощми твоими, о Флавиане, грады страны христианския, се – и наших пределов достигл еси, благодарне убо смирением взываем ти: моли, о мучениче, со святыми апостолы, помиловатися душам нашим.

И ныне, глас тойже:

Богородице, Ты еси Лоза истинная, возрастившая нам Плод живота: Тебе молимся: молися, Владычице, со святыми апостолы и мученики, помиловатися душам нашим.

Молитва

О славный мучениче Флавиане, предстателю наш богоданный и богопрославленный!

К тебе припадаем, обремененнии грехми, к тебе взываем, скорбми отягченнии. Воздохни о нас пред Спасом-Христом, да не прогневается на нас, нерадивых и ленивых, прослези и пред Пречистою Материю Его, да пробавит милость Свою на нас и вседержавным покровом Своим да защитит ны от враг видимых и невидимых.

Вемы тя, друже Божий, описателя подвигов святых изряднаго, вемы тя яко милосердия великаго правило, вемы и учителя терпения крайнего, вемы тя и мученика доблественнаго.

Сего ради, подвигом жития твоего озареннии, души наша предаем молитвенному заступлению твоему ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

Житие

История о святых, о которых мы здесь рассказываем, является славным и ценным памятником древности, не только правдивым, но и полезным, поучительным и богоугодным. Это описание достойно христианского вероисповедания, наполненное великим милосердием первых верующих, в котором отражается живописный портрет духа, что стало крылатым выражением стиль Святого Киприана Карфагенского.1 В этом описании вера и постоянство мучеников представлены так, чтобы весь мир мог ценить и восхищаться их качествами. Оно состоит из двух частей, первая из них является письмом, которое мученики лично предназначили всем верующим, описывая события в темнице. Один ученый и набожный бенедиктинец сказал, что во всей истории описаний житий нет ничего прекраснее этого письма.

Так как было необходимо собрать высказывания страдальцев о своих муках, о которых они сами из скромности мало говорили, Флавиан доверил присутствующим свидетелям добавить все, чего не хватает, и поэтому письма дополнены всем необходимым, соответственно, вторая часть письма содержит записи об их смерти, а написал их известный христианин, вероятнее всего свидетель описываемых событий. Скорее всего он присутствовал при вынесении приговора святому Флавиану, которому он, по видимому, был близким приятелем. Он говорит, что святой перед своей смертью посоветовал ему описать их страдания.

Во время суровых двухлетних Валериановых гонений, среди тех, кто принял терновый венец в 258 году, был и святой Киприан. Вскоре, после оглашения наказания святому, проконсул Галериус Максимус был схвачен и казнен. Прокуратор Солон продолжил гонения, ожидая приезд нового проконсула из Рима. Вскоре против него в Карфагене начались восстания, при этом пострадало много людей. Вместо того, чтобы провести следствие и найти виновных, тиран всю свою злость вылил на христиан, которых он презирал за то, что они не поклонялись идолам. Свои намерения он осуществил вскоре после смерти святого Киприана, т.е. в сентябре или октябре 258 года, когда в Карфагене было схвачено огромное количество христиан, между которыми было восемь учеников святого Киприана: Лукиан, Монтан, Юлиан, Виктор, Рен, Флавиан, Примол и Донатиан. Последние двое были катигумены, остальные предположительно в священнисеском сане, а Флавиан без сомнения был диаконом. 2

В дом, в котором они были заперты, явились солдаты и сообщили, что поскольку губернатор против христиан, то они в скором времени пострадают. «Как только мы были схвачены»,- свидетельствуют рассказчики,-«нас арестовал местный дежурный префект. Когда офицеры проконсула сообщили, что мы обречены на смерть через сжигание, всем сердцем и всей силой веры своей молились мы Господу, чтобы дал нам еще немного времени, чтобы мы могли избежать этой казни. И Он, в чьх руках сердце человеческое, смиловался и услышал наши молитвы. Проконсул изменил первоначальное намерение и приказал закрыть нас в очень мрачной и тесной темнице, где мы встретили священника Виктора и остальных осужденных. Донатиан вскоре преминул. Нас не смогли поколебать ни грязь ни тьма, а радость и вера в Духа Святого успокоили наши страдания, которые трудно описать словами». Все было мило слугам Господа, потому что он сам победил смерть на кресте. Поэтому размер борьбы служил ни чему иному как сделать их победу великой. «Чем были больше искушения, сильнее становился тот, кто их переносил внутри нас».

Ночные муки облегчались днем, когда христиане их посещали и хотели помочь любым возможным способом. А Господь их утешал и защищал знаками Своего присутствия. ,, В такие моменты наш брат Рен имел видения о нескольких заточенных, которые выходят из темницы с факелами, в то время как те, кто был без них, оставались позади. Он узнал нас и убедил, что мы были между теми, кто выходил освещенным из темницы. Эта весть нас очень обрадовала, потому что мы поняли, что факелы представляют собой Христа, единственный истинный свет, и мы через мучения последуем за ним. Веруемо, что Иисус Христос есть истинный свет душ наших.

На следующий день послали нас на допрос к заместителю проконзула.[1] Шагали мы гордо, в то время как над нами надсмехались, потому что оковы наши звенели и гремели, пока мы шли по улицам, через рынок и по большой площади. Такое униженье било для за нас настоящим триумфом. Содлаты, которые не знали, где нас проконсул будет допрашивать, тащили нас через весь город, пока наконец не получили приказ заточить нас в новые темницы.“ Когда наконец выведены перед судьей, от всей души защищали свою веру, на поставленные проконсулом вопросы отвечали просто и скромно, но твердо и непоколебимо. Заточенные возвращены в темницу, где готовились принять новые муки. Примол, которого крестили во имя Иисуса Христа, через некоторое время преминул.[2]

Несколько месяцев были в темнице, вероятно до 23 маја 259 года. В темнице много страдали из-за суровости Солона, который их лишал еды и свежей воды. Были голодны и жаждали воды, иногда и по несколько дней не имели еды. ,,Самым большим искушением было, когда нам не давали еды днями, а воду редко, и даже после тяжелых мучений, которые мы терпели.“ Тем не менее диакон Флавиан, сподвижнически терпеливый, лишал себя своего скудного освеженья, которое страдльцам присылали люди доброй воли, деля его братии, дабы они меньше страдали. Святим и Господь помогал, являсь им в видениях, о которых они рассказывают. Заточенные не вкушали еду в дни этих видений. ,,Господь нас милостиво утешил в этих наших страданиях, являясь священнику Виктору. Я видел, сказал он нам, мальчика, который величественно сиял, когдя вошел в темницу. Повел нас через все уголки темницы в поисках выхода, но не нашел его. Тогда сказал мне: ,,Все еще беспокоитесь, что вы здесь заточены? Не падайте духом, я с вами. Передай эту весть твоим братьям и скажи им, что получите небесный венец.“ На мой вопрос ,,где рай?“, ответил ,,там, где твоя вера“. Виктор попросил ему показать, а он его спросил ,,как тогда поверишь?“ На его просьбу указать знак, который и остальные смогут распознать, и который бы себя показал заповедно, мальчик ему показал чудесные Яковлевы ступени, которые поднимаются до рая. Через несколько дней после видения Виктор мученически страдал, а то видение нас исполнило радостью. Однажды ночью Господь нам дал еще одно доказательство своей милости в видении нашей сострадательницы сестры Квартилосии, чьи муж и сын погублены Христа ради три дня ранее, и она сама последовала за ними по мученическим следам через пару дней. Я видела, сказала она, моего сына, который страдал в темнице и который мне сказал, что Господь видит мои муки. Тогда в темницу вошел юноша с сияющим лицом и сказал: ,,Будьте храбрыми, Господь вас выбрал!““

Вскоре после этого Господь пообещал их накормить вопреки всем преградам. Быстро устроено так, что священник Лукиан позже, вместо святого Киприана, епископа Карфагенского, послал иподиакона Херениана[3] и катигумена Януариса отнести им еду. О той еде святые говорят кaк o непортящейся[4], и приняли они ее с радостью и великим удовольствием, и очень возможно, что им было принесено святое Причастие, т.е. святая Евхаристия. Следующие слова это подтверждают ,,Это была чрезвычайная помощь в наших муках, в то время были излечены и те, которых ослабила суровост Солона.“

Господь им посоветовал быть дружными, об этом они говорят далее: ,,Между нами тот же самый дух, который нас спасает в молитве, разговоре и всех наших искушениях. Силой братской любви, сильной верой и милостью Божьей победили мы дьавола. Это нити, которые связывают сердца и делают людей Божбими чадами. Чтобы нам стать наследниками его царствия нужно быть его чадами, а чтобы мы ими стали, надло любить друг друга. Невозможно получить в наследство райскую славу, если мы не в согласии со своими братьями, а которое наш Отец Небесный установил между нами.“ Тем не менее, согласие между братьями было поколеблено, но искушения были преодолены. Между Монтаном и Юлианом были споры, по словам Юлиана, из-за брата[5], который не принадлежал их группе, ноблагодаря его решенью был в нее принят. Монтан, который был крайне осторожен, вел себя с новыми братьями довольно строго, и выговорил Юлиану, и братская любовь между ними охладела. Но Господь не допустил, чтобы это стало семенем раздора, сжалился над ними, и чтобы их помирить напутствовал Монтана во сне. На следующий день явился ему в лике святого Киприана и святого Лукиана.[6] Святой Киприан действительно был достоин стать голосом той милости, которую Господь желал ему дать. Монтан далее свидетельствует: Казалось, что сотник пришел к нам и повел нас длинной дорогой к широкому полю, где мы встретили Киприана и Лукиана. После некоторого времени казалось, что мы пришли на сияющее место, где наша одежда стала белой, а наша кожа светлее одежды, и было легко заглянуть в наши чистые сердца. И так смотря, увидел я на на своей груди темное пятно. Спросил я Лукиана, знает ли он, почему оно здесь, и понял я тогда, что оно здесь потому, что не помирился я с Юлианом, и так оно показывает мою холодность к нему, и почувствовал я горечь души. Поэтому, братья, давайте любить друг друга, беречь и величать друг друга, всеми своими силами. В мире и согласии будем единогласны в том, чего хотим. В надежде получим обещанные награды и избежим наказаний, которыми слабовольные испуганы, потому что хотим быть са Христом и следовать по пути, который отведет нас к нему. Здесь заканчиваются свидетельства мученика в темнице, и по предложению Флавиана, начинаются записи присутствующих свидетелей о святых на основании письма, которое они все вместе сами написали в темнице. Как Его слуги, мученики размышляли только о Христе и согласии между братьями, в их намерения входило оставить всей церкви точное свидетельство и подтверждение величины и доброты Господа и терпеливости, с которой нужно быть Его милости ради.

В следующих строках запечетлена история триумфа этих святителей, которую нам повелел описать святой Флавиан. После мук и страшных страданий в течение восьми месяцев неволи, однажды вечером страдальцы были отведени к судье (претору). И на самом деле мученики возвышенными словами величественно защитили свою веру в Христа, признавши свой священнический чин. Однако, Флавианова жена, его ученики и знакомы восстали из-за огромной любви к нему, желая сохранить ему жизнь. Они лгали, утверждая, что он не диакон, и он не понял императорский декрет, и соответственно с этим, по их мнению, он, хотя и признал что диакон, все равно не должен быть осужден, в отличие от остальных заключенных. Было видно, как сильно его любили в народе, который любой ценой пытался его спасти (Флавиан изучал риторику или какую-то другую науку с язычниками, которые его очень любили, и которых он возможно учил перед тем, как стал диаконом. Как мы потом увидим, в момент его смерти он был очень известным и любимым всеми жителями Карфагена. Они много раз подтвердили, что его желание пострадать за веру было исполнено). Поэтому судья по просьбе народа и в соответствии с Валериановым едиктом[7], по которому епископов, священников и диаконов осуждали на смерть, приказал вернуть Флавиана в темницу, а Лукиана, Монтана, Юлиана и Виктора осудить на смерть (так как они все четверо были священниками, а Флавиан чином ниже). Четыри мученика были отведены на место казни под названием Фусциен в сопровождении большого числа язычников. Христиане также пришли в огромном количестве, чтобы оказать им поддержку и почести, как их учил святой Киприан. Страдальцы не чувствовали страха, а шли с радостью, что послужило немой проповедью, которая ошеломила всех. Во многих проповедях ободряли всех присутствующих быть упорными в своей вере в одного Бога. И таким образом поощряли других следовать их примеру, а народ шумно приветствовал каждого из них.

Лукиан, который был слаб здоровьем и истощен тяжелой болезнью и мучениями в темнице, шел первым, окруженным группой христиан, боящихся, чтобы он не был задавлен в массе людей и тем самым бы потерял возможность пролить свою кровь за Христа. Его слабость не могла помешать ему дать урок тем, кто его окружал. Они кричали ему: Вспомни нас! Благородный и сдержанный, он к ним и обращался со скромностью, достойной мученика. Лукиан по природе был скромным, смиренным и стыдливым, все удивлялись его скромности, мужеству и храбрости в момент, когда он был блзок к страданью и вечной славе. Юлиан и Виктор утешали и подбодряли верующих, особенно тех, которые им помогали, пока они были в темнице, ободряли ослабленных братьев, побуждали их к миру и говорили, что надо уважать всех священников, особенно тех, которых мучают голодом в темницах.

Монтан, крепкий телом и духом, чем ближе приближался к мучениям, все чаще повторял, выкрикивая эти слова из проповеди пророка: Кто будет приносить жертвы другим богам, кроме единого Господа, пусть будет уничтожен как проклятый. Убеждал их, что нельзя приносить жертвы ложным идолам, которых люди создали, отказываясь от Бога. И перед арестом свободно говорил об истине христанской веры, и теперь, видя, что он следующий, кого отправят на страдания, все решительнее и смелее проповедовал присутствующим, не боясь никого.[8] Он также подрывал гордость и подлое упрямство еретиков, критикуя их и говоря им, что настоящую церковь узнают по числу мучеников. Побуждал их примириться с истинной церковью и вернуться в нее. Как ревностный и искрений последователь Святог Киприана, указывал слабоверующим, что из-за предыдущего безбожной жизни теперь надо терпеливо выносить свои искушења, так как к истинному миру можно придти только через покаяние. Обратился и к тем, кто были непоколебимы в вере: Будьте крепкими, братья, и всегда стойкими в своей вере. Следуйте примерам христианских добродетелей и не позволяйте, чтобы подлость отступников вас отвела в пропасть, но пусть ваша терпеливость в перенесении мук еще больше вас приближит ареолу. Побуждал девиц сохранять девственность, народ – уважать епископов и священослужителей и быть привержеными своим пастырям, а епископов быть единодушными и бороться за мир и единение между христианами, утверждая, что легче всего этого достичь, если и они сами между собой будут жить сообща и если будут призывать народ к миру, и тогда люди будут почитать святыни и тем самым поощрать взаимную любовь. Он утврждал, что для Господа нет ничего милее, чем это единство, и что единственно верно – это установить между народом взаимную милость и лелеять другие заповеди. Чтобы это сделать, нужно не просто следовать за Христом в беседах, но и выдерживать муки, подобные Христовим, что и является самым большим доказательством веры. В последнюю минуту, перед самой казнью, поднял руки к небу, и пока алач с оружием в руке замахивался над его головой, молился Богу, выкрикивая, чтобы его услышали и христиане и язычники, что Флавиан, которого помиловали по просьбе народа, через три дня последует за ним по мученическим следам. Чтобы показать веру в силу молитвы, он разорвал свою посмертную повязку, которой ему повязали очи, и потребовал, чтобы одна половина сохранили для Флавиана. Пожелал, чтобы их вместе и похоронили, и чтобы для Флавиана оставили место рядом с ним. О, возвышенный пример веры! И стало явью пред нашими глазами то, что обещал Господь в Евангелии: ,, Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, -и будет вам“. Он пострадал 23 маја, и карфагенская церковь славит его вместе со святым Лукианом. В старом Еронимовом мартирологе с ними вместе Юлиан и Виктор. [9]

Флавиана поэтому отвели в темницу, в которой двери открывались медленно и тяжело, как-будто их даже было невозможно открыть, как-будто даже они стыдились принять человека, который всем своим существом был уже на небе. Казалось, что их кто-то придерживает и противопоставляется стражникам с намерением им показать, что недостойно унижать в грязи темницы Флавиана, которому открыты врата рая. Заперли его в отдельное помещение и дали возможность передумать в одиночестве.

Пока его вели назад в неволю, рядом с ним шла его мать, которая имела очень крепкую веру и по своим качествам была достойна быть сравненной с Отцами церкви (считается дочерью Авраама). Флавиан, увидев, что его мученический венец отложен, еще больше стал просить о нем в молитве. Его сердце наполнилось болью, так как он не мог страдать с братьями. Оставшись один, жалел, что его мало допрашивали в темнице. Утешился блягодаря вере своей, потому что знал он, что Господь - властитель сердец людских и все есть промысел его, поэтому не было причин для печали, потому что на то воля Божья. Говорил он: ,,Сердце Царя в руке Господней как потоки водяные. Куда захочет, туда и изогнет его“. Тем же самым утешилась и его мать, и была она храбра и постоянна, и как мать семи братьев Макиавея, была всегда рядом с сыном своим единственным. Это сравнение не может быть оспорено числом пожертвованых сыновей, ведь она, как и та другая мать собрала всю свою материнскую любовь в своем единственном даре, который она принесла Богу. Она была в печали не потому, что потеряет его, но потому, что он все еще не отдал свою жизнь за Господа, ведь он так хотел умереть как мученик. Всегда была рядом с ним, желая увидеть, как он своей жертвой прославляет Бога. О, набожная и милосердная мать! О, мать, которая дает пример, достойный похвалы! Флавиан восхвалял ее веру, и, чтобы она не страдала много из-за отмены осуждения, сказал ей: Мать моя, которая мне всех дороже, знаешь ты, что всегда я желал публично признать свою веру, претерпеть муки, и сейчас с удовольствием смотрю на эти оковы. Поэтому говорю тебе, если исполнится то, чего я так желаю, радуйся!

В одну из двух ночей, после освобожденья, когда братья его уже мученически пострадали, а его Господь еще не призвал, было ему видение: Когда Сусел[10] и Павел[11] со своими братьями уже были овенчани венцом страданья, я поправлялся от болезни. Тогда увидел я епископа Сусела, как приходит он в мой дом. Его лицо и его одежда так сияли, что едва я что распознавал, так как из очей его и всего тела пробивалась ангельское сияние. Тогда его знакомый голос спросил Почему ты печален? Когда ему Флавиан все рассказал, тот продолжил два раза ты был исповедник, третий раз пострадаеш од меча, это пророчество исполнится. Послан я сказать теб, что и ты будешь страдать от мук. (Свою веру в Христа Флавиан прежде всего исповедал в дьакониконе, потом публично, из-за чего народ восстал и было приказано его снова посадить в темницу, а его братья пошли на страданья без него. Вскоре после этого последовало и третье исповеданье веры, которое завершилось страданьем).

В тамнице Флавиан провел остаток своих дней, храбрый и как всегда преданный, ожидая свой третий день как день святого Воскресенья. Он был человек великих качеств, нерушимого духа и крепкой веры, и возвращение в темницу его не поколебило. Какие же мысли были у Флавиана в те два дня, какую надежду и какую веру, пока жаждал исполнения Монтановых молитв и пока надеялся на скорое страдание? Расскажу, что я слышал. Страстно желая быть казненным вместе с остальными, не терял надежду, что недолго будут его держать в темнице, а очень скоро пострадает он, как и желал того. Третий день Флавиан ожидал не как день смерти, а как день, когда оживет. Знал о молитве Монтана, да и он сам молился с верой, а молитва, как обещает Иисуса Христос, всегда бывает услышена.

Флавиан был рад, что из-за его высказываний его страданье теперь уже было известным, и тогда приказал он описать все, что происходило и приложить к письму, которое он написал в темнице. Пожелал, чтобы к всему описанному приложить и его видения, которые были ему в последние два дня. В одном из них он видел святого Киприана, нашего епископа времен, когда он и сам терпел муки, тогда он его спросил ощущает ли человек большую боль, когда принимает смертельный удар? Киприан ему ответил: тело не чувствует никакой боли, когда душа посвящена Богу. О, слова мученика, которые христиан призывают на истинные дела! Когда святой Киприан отрицал, что человек во время страдания чувствует боль, Флавиан еще больше обрадовался и не боялся боли от смертельного удара.

Когда настало утро третьего дня, губернатор отправил двух солдат привести Флавиана. Он вышел из тюрьмы, в которую больше не вернется. Узнав об этом, поспешили христиане и язычники на лобное место. Разнеслась весть о новом суде, и много было язычников, которые ждали этого дня. С удивлением слушали они молитву Монтана, с любопытством ожидая увидеть, истинна ли вера мученика. В толпе появилась его мать, которая говорила ему: Прославляю тебя, ибо никто не выносил таких страданий. Вспомним его муки и лишения в тюрьме и скаредность тюремщиков, когда терпел он голод, чтобы помочь своим братьям, и станет ясно, что она говорила правду.

Флавиан в душе своей чувствовал великую радость благодаря вере и молитвам тех, кто пострадал до него, шел спокойно, совершенно уверенный в том, что в этот раз крики собравшихся не помешают ему принять мучения. Со всех сторон подбегали к нему братья, которые хотели поприветствовать его, он обещал им, что на месте гибели подарит им мир. ,,И мы стояли там возле него, и мы были так близко, что один другого крепко держал за руку, оказывая ему почести и даря ему дружескую любовь“.

Его вывели перед претором, который размышлял, освободить ли его, а его друзья язычники и ученики его, как он называет их в своем повествовании, напрасно пытались убедить его принести жертву языческим богам, чтобы спасти свою жизнь. Говорили, что после этого мог бы быть христианином, если хочет. Его ученики, язычники, плача, советовали ему отказаться от своего замысла принести себя в жертву Богу, говоря, что не нужно ценить больше ту, другую жизнь, более неизвестную, чем эта, нынешняя. Это были речи язычников, говоривших христианам, видя, как радостно они идут на гибель, что неразумно больше уважать смерть, чем жизнь. Он благодарил их за эту дружескую любовь и заботу, говоря, что сам хочет принять решение, и что свободный и чистый человек лучше умрет, чем поклонится идолам. Есть один Бог, который господин всего и потому каждый должен воздать ему почести. Когда нас никто не принуждает почитать того, кто нас создал, тогда достойнее умереть за Него, чем обожать богов из дерева и камня.

Когда судья спросил его, диакон ли он, весь народ стал кричать, что он не диакон. Но Флавиан на все это улыбнулся и назвал свой настоящий сан, чем обязал судью (претора) осудить его на смерть согласно эдикту царя Валериана. Народ требовал, чтобы ему повторили вопрос, потому что единственный способ спасти свою жизнь для него был отречься от Иисуса Христа. Претор его затем спросил, зачем он лгал, что диакон, если не является им? А он ему ответил, что солжет, если откажется от того, что он есть. И когда один из центурионов сказал, что у него есть письмо, в котором указано, что Флавиан лгал, он ответил: Разве не может быть истиной, что и он, как и я, лжет, когда утверждает, что говорит правду, и что письмо ложно? Народ возмутился, крича: Лжешь! И снова претор спросил Флавиана, лжет ли он или говорит истину, а он ответил: Какая польза мне от лжи? Судья обвинил Флавиана в том, что он лжет, чтобы добиться своей цели, и спросил его, что ему следует сделать. Он, пожав плечами, ответил: Тот, кто лжет, пусть умрет! Разъяренный народ снова закричал, но увидев, что ничего не добьется убеждением, решил, что должен быть более жестоким в своем милосердии, и потребовал устрашить его муками, чтобы таким образом отвратить его от страдания и заставить его поколебаться. Но Господь, убедившись в верности совего слуги, не допустил, чтобы тело Флавиана было подвергнуто каким-либо мукам и ранениям. Он отвратил сердце претора от решенеия продолжать мучения Флавиана, и решил подарить славу мученику, который прошел свой путь и сохранил веру до конца. Судья огласил наказание, усекновение головы. Его вера победила. Это решение его очень обрадовало, о чем он свидетельствует в своих высказываниях. В сопровождении большого числа людей, генералов армии, священства и епископов, процессия двинулась к месту казни в Фусциен.[12]

И как помощь с неба начался сильный дождь. Тогда Флавиан сказал: Сейчас идет дождь, чтобы мои страдания были похожи на Христовы, и сейчас, как и тогда, кровь смешается и потечет вместе с водой. Дождь помог Флавиану, разогнал любобытных язычников, и дал ему возможность по пути к месту казни укрыться в одной гостинице, отслужить Святую Литургию и причаститься, в отсутствии невежд. После завершения службы, когда присутствующии укрепелись службой, он вышел из того дома и направился к Фусциену.

Там он поднялся на возвышение, которое было направлено для проведения проповеди, и после того, как он рукой дал знак, что все замолчали, сказал мало, но существенно: Дорогие братья, если поймете, что с нами, христианами будете в мире, если будете в согласии с церковью Христовой и если будете лелеять милосердие, согласие и любовь между собой, все будете всогласии со мной. Если хотите узнать настоящую истину, вы должны быть христианами. И не думайте, что я вам этими словами я сказал слишком мало, но и наш Господь Иисус Христос перед страданьями своим ученикам сказал: ,,Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга“. Говорил о жизни вечной, в которой язычники сомневались, и учил их, что христиане живут и после телесной смерти, и не побеждает смерть, ведь она уже побеждена. К этому добавил и хвалу священнику Лукиану, которому пророчил, что он станет епископом Карфагинским, что вскоре и сбылось.[13] Не удивительно, что это знала душа, которая уже так близко к Христу! В конце высказал свою последюю вою и посоветовал народу во всем следовать за епископом Лукианом. После того, как утешил братьев и успокоил их, спустился с того места и пошел на поле Фусциен, которое находилось недалеко.

Пришел на место казни, привели его с особенными почастями и в сопровождении большого числа священников, которых он учил разным знаниям, и казалось, что он был воевода, окруженный своим войском. Каким большим было уважение, которое ему оказывали, такой же великой будет и его слава, когда войдет он в Царствие Небесное, хотя духом уже направился к нему.

Сказав последие слова, повязал очи половиной посмертной повязки, которую ему Монтан оставил. Соединив колени и вставая на них, молился за мир в церкви и единство между братьями. Одновременно закончил молитву и предал дух свой Господу. О, великая храбрость и истинная вера! О, возвишенный пример мученичества! О, славные свидетельства о мучениях ради веры, которые заслуженно записаны, чтобы вас потомки помнили и чтобы нас старыми примерами добродетели поощряли и стимулировали нас следовать им!

Записываем и речи одного свидетеля: ,,Так как желание Монтана было, чтобы похоронить Флавиана рядом с ним, мы так и сделали, и сделали бы точно так, даже если бы онтак не сказал, потому что это очень было важно, и только так нужно было поступить.“

Карфагенская церковь прославила Флавиана в 6 веке 25 маја, через два дня после праздника святого Монтана. Эти святители прославляются вместе в один день в римском и других древних мартирологах. Римски мартиролог славит его праздник 24 февраля вместе со святым Лукианом, Монтаном, Юлианом и Виктором. В том же мартирологе с ними вместе отмечены и братья Примол и Донатиан, которые скончались в темнице, как и Рен, о чьей смерти не знаем ничего. Вспоминают их и некоторые старые мартирологи. Календарь африканской церкви со Святым Флавианом отмечает и Святую Септимию. Она не вспоминается в житии этого святителя, вероятно она пострадала в тот же день, но в другом году или в другом месте.[14]

Источники:

-Батлер Албан ,,Жития святых Карфагенских мучеников: Св Монтан, Св Лукиан, Св Флавиан, Св Юлиан, Св Виктор, Св Примол, Св Рен, Св Донатиан.“ http://catholicsaints.info/saint-flavian-of-carthage/ (,,Butler’s Lives of the Saints – Saints Montanus, Lucius, Flavian, Julian, Victoricus, Primolus, Rhenus, and Donatian, Martyrs at Carthage“).

- Себастиан Луис Тилемонт (вспоминается в тексте Батлера), ,,История царей и других принцев, которые владели во время первых шести веков церкви“, books.google.fr/books/about/Histoire_des_empereurs.html?id. ( Louis-Sébastien Le Nain de Tillemont ,, Histoire des empereurs et des autres princes qui ont regne durant les fix premiers fiecles de l`Eglife, de leurs guerres contre les Juifs, des Ecrivains profanes , & des prefonnes les plus illuftres de leur temps“, Chez Charles Robustel, rue Saint Jacques au Palmier, PARIS, MDCCII, ,,Article V, Suite des Martyrs d`Africue“).

- Себастиан Луис Тилемонт, ,,Воспоминания первых шести веко церкви”, https://www.britannica.com/topic/Memoires-pour-servir-a-lhistoire-ecclesiastique-des-six-premiers-siecles (Louis-Sébastien Le Nain de Tillemont ,,Memories pour servir a l histoire ecclesiastique des six premiers siecles“, Chez Charles Robustel, rue Saint Jacques au Palmier, PARIS, MDCXCVI, ,,Les Saints Martyrs Luce, Montan, Flavian, Julien, et Victoric“).

-http://documentacatholicaomnia.eu/20vs/202_Acta_Sanctorum/1643-1925,_Societe_des_Bollandistes,_Acta_Sanctorum_02_Februarii_Tomus_03_1658,_LT.pdf, Caput II, ,,Martyrum SS. Lucij, Iuliani, Victorici, Montani: S. Flauiani in carcerem reducti сonstantia.”

-Martyrologii Romani, Pope Benedikt XIV. in a edition printed by Joann Wilhelm Krakamp and Christian Simonis in Cologne 1751.,,Februarius.“

-Baronius Caesar, Annales Ecclesiastici”, Tomus secundus, ROMAE Ex Typographia Vaticana. MDXC

- https://drevo-info.ru/[15]

- http://www.gallica.narod.ru/

- http://www.ccel.org/ccel/wace/biodict.f.html

- http://ricolor.org/rz/afrika/tu/mp/karfagen/

- http://kurufin.ru/html/Translate/lukiy.html

- http://www.russiatunis.com

- http://azbyka.ru/otechnik/Istorija_Tserkvi/ocherki-iz-istorii-tserkvi/8

- http://blogs.ancientfaith.com/morningoffering/page/12/

- http://www.catholictradition.org/Saints/feast-days.htm

- http://www.angelfire.com/

- http://www.perseus.tufts.edu

-https://www.christianhistoryinstitute.org

 


[1] Проконсул Галериус Максимус умер через несколько дней после осуждения Св. Киприана на смерть.

[2] Не известно умер ли Рен в тот момент в тюрьме, потому что после о нем не вспоминается (заметка переводчика).

[3] Как полагают, этот Херениан тот же самый иподиакон, которого святой Киприан послал в помощь исповедникам, осужденным на труд в рудниках.

[4] Примечание Тилемонта.

[5] В одном источнике вместо брата упоминается сестра, которая отлучена од причастия из-за греха или другой причины.

[6] Вероятно мученик, который уже принял венец на небе, исповедник как и святой Киприан или может быть речь о епископе Лукиане, осужденном на работу в руднике, которому св. Киприан написал свою эпистолу номер 77 и который ему ответил в номере 79. На великом Карфагенском саборе, который состоялся в 256 году, находим четыре епископа с таким же именем (примечание переводчика).

[7] Этот едикт упоминается в письме Святого Киприана епископу Суселу (Sucelle/Successus)[7] Абирскому от Германицианы.

[8] Данные о Монтане совпадают в большинстве источников, а в одном из них указано, что Монтан был схвачен в Карфагене во время Декиа в 250 году, откуда ушел в Рим.

[9] В единичных описаниях вспоминаются еще некоторые мученики, о которых мало кто знает и погибли ли они вместе со святым Лукианом.

[10]Епископ Сусел, Павел, Квинт, Ероним, Януарис, Сатурнин, Герман и Тертулиан отмечаются в самых старых мартирологах как первые мученили в Карфагене. Барониус примечает, что святой Сусел тот же самый, которому Святой Киприан объявил о смерти папы Сикста в своем 82 письме. Этот епископ присутствовал на великом саборе проконсулярной Африки в Карфагене в 256 году, где и проглашен за епископа Абирског от Германицианы.

[11] Святой Павел, вместе со святым Суселом, возможно также был епископом. В списках мучеников всегда находится во главе всех остальных мучеников. Существуют данные, что на великом саборе в Карфагене в 256 году, сорок седьмым по очереди говорил Павел, был назван исповедником, епископом от Боба в провинции Тангер в Мавритании.

[12] Фусциен был местом казни преступников.

[13] Лукиан был наследником Святого Киприана, выбран только через восемь месяцев после смрти Флавиана. Такой большой период без епископа на челу объединенной Карфагенской церкви явился следствием жестоких гонений и запрета собраний Христиан. Известно, что и римская церковь почти год была без епископа после смерти святого папы Сикста.

[14] Одна Септимия вспоминается 30 июля в окрестностях Карфагена.

[15] Только в этом источнике с остальными мучениками вспоминается и святой мученик Викторин.

 

Просмотров: 1421